Современные методы лекарственной терапии язвенной болезни

ippВ связи с пересмотром концепции механизмов развития язвенной болезни и определением роли геликобактер пилори в лекарственной терапии заболевания также произошли существенные изменения. И если ранее в лечении применялось множество различных средств, оказывающих воздействие, как прежде считалось, на тот или иной патогенетической фактор, сейчас их количество сокращено до минимума. Все препараты, применявшиеся при язвенной болезни, были призваны тем или иным образом снизить активность агрессивных факторов желудочного секрета.

Революционный прорыв произошел в последние десятилетия прошлого века, когда впервые удалось синтезировать так называемый блокатор протонного насоса — высокотехнологичную группу препаратов, способных подавлять секрецию соляной кислоты в любых условиях на продолжительный срок — до 18 часов. Это время было определено путем масштабного метаанализа, проведенного в 1990 году W. Burget и соавторами. На основании данного исследования было доказано, что язвы желудка и двенадцатиперстной кишки рубцуются практически в 100% случаев, если на протяжении 18 часов в сутки удается поддерживать рН желудочного содержимого на уровне 3.

Ни один из дотоле известных классов антисекреторных препаратов (блокаторы Н2-рецепторов гистамина, селективные М-холинолитики и антацидные средства) не удовлетворял указанным требованиям. Поэтому в настоящее время только блокаторы протонного насоса считаются эффективными и патогенетически обоснованными препаратами базисной терапии обострения язвенной болезни. Их назначают с определенными целями: для устранения болей и диспепсических нарушений и максимальной скорости рубцевания язвенного дефекта.

Механизм действия блокаторов протонного насоса связан с выключением активности особого фермента — натрий-калиевой АТФазы, то есть собственно протонного насоса (протонной помпы) в париетальных клетках слизистой оболочки желудка, которые отвечают за выработку соляной кислоты. В результате угнетения активности протонной помпы происходит блокада синтеза соляной кислоты на последних его стадиях. Выраженность подобного эффекта обусловлена дозой препарата и не зависит от прочих условий, в том числе и от наличия или отсутствия специфического раздражителя желудочной секреции — пищевых веществ. При исследовании in vitro у блокаторов протонной помпы была выявлена антигеликобактерная активность. Кроме того, при повышении рН желудочного содержимого до уровня 3 уже возникают неблагоприятные для существования геликобактер пилори условия, поэтому блокаторы протонного насоса обязательно включаются в схему эрадикационной терапии.

Препараты хорошо всасываются при приеме внутрь, достаточно быстро достигают лечебной концентрации (в среднем от 1 до 3 часов после приема). Это время зависит от скорости превращения из неактивной формы в активную. По сравнению с омепразолом, лансопразолом и пантопразолом рабепразол (париет) превращается в свою активную форму быстрее, что приводит к более быстрому началу его антисекреторного эффекта. Поэтому для достижения скорейшего результата назначение рабепразола в качестве базисного средства терапии язвенной болезни предпочтительнее. Другой позитивный фактор активности этого препарата связан с тем, что по сравнению с другими средствами группы блокаторов протонной помпы (в частности, омепразолом) он менее выражено связывается с ферментами цитохрома Р450 в печени, вследствие чего не нарушается метаболизм других принимаемых лекарственных препаратов.

Продолжающиеся разработки новых препаратов из группы блокаторов протонного насоса привели к открытию эзомепразола — оптического изомера омепразола. Благодаря современным технологическим достижениям удалось произвести избирательный синтез лишь одного изомера из пары оптических изомеров. Все остальные препараты из группы блокаторов протонного насоса, существовавшие ранее, являются смесью равного количества изомеров. Эзомепразол же является моноизомером — S-изомером омепразола. Вследствие уникальных стереохимических свойств он оказался значительно эффективнее по сравнению с омепразолом, что подтверждается клинической практикой и серьезными клиническими исследованиями.

В настоящее время установлены дозы различных препаратов данной группы и кратность их приема при обострении язвенной болезни. Прием омепразола (посека, хелола) должен осуществляться в дозе 20 мг 1 раз в сутки, рабепразола (паркета) — в дозе 20 мг 1 раз в сутки, лансопразола (ланзапа, эпикура) — 30 мг 1 (в резистентных случаях — 2) раз в сутки, пантопразола — 40 мг 1 раз в сутки, эзомепразола (нексиума) — 20 мг 1 раз в сутки. Длительность курсового лечения определяется результатами эндоскопического контроля, который проводится с двухнедельным интервалом (то есть через 2, 4, 6, 8 недель). Как правило, назначают препарат на 4 недели с дальнейшим продлением курса при необходимости.

Хотя блокаторы протонной помпы по эффективности значительно превосходят все другие препараты антисекреторного действия, в ряде случаев (при индивидуальной непереносимости, наличии противопоказаний) их заменяют другими средствами. Ближе всех по активности к блокаторам протонной помпы находятся блокаторы Н2-рецепторов гистамина. В настоящее время используются только новые генерации этой группы (ранитидин, низатидин), так как у них отмечается меньше побочных эффектов и более длительное действие (у ранитидина — 12 часов после однократного приема).

Сейчас подходы к лекарственной терапии язвенной болезни при локализации язв в желудке и язв в двенадцатиперстной кишке уже не столь отличаются, как раньше. Принципиальные различия прежде заключались в тезисе, что язвы двенадцатиперстной кишки требуют назначения антисекреторных препаратов, а язвы желудка — препаратов, усиливающих заживление локальных дефектов слизистой. Теперь лечение больных с язвами желудка и двенадцатиперстной кишки проводится одними и теми же средствами (после подтверждения их доброкачественного характера). Однако с учетом того, что язвы желудка рубцуются медленнее, длительность курса лечения должна быть более продолжительной. Соответственно, и эндоскопический контроль заживления язв желудка проводится не через 4 и 6 недель, как при язвах двенадцатиперстной кишки, а через 6 и 8 недель после начала лекарственной терапии.

При выявлении язвенной болезни, ассоциированной с геликобактерной инфекцией, терапией выбора является эрадикация геликобактер пилори. В результате успешной эрадикации наступает заживление язвы, даже не требующее назначения дополнительных лекарственных средств антисекреторного характера, снижается частота случаев рецидивирующей язвенной болезни, а также осложненное течение заболевания. Показаниями к эрадикации геликобактер пилори, определенными Маастрихтским соглашением 2-2000, являются язвенная болезнь в любые периоды обострения или ремиссии, атрофический гастрит, состояние после резекции желудка по поводу рака желудка, наличие рака желудка у родственников в анамнезе. Очевидно, что язвенная болезнь в этом списке находится на первом месте не случайно.

Подход к методам и схемам эрадикации в настоящее время также изменился. Прежде всего этот процесс рассматривается в едином блоке, с учетом прогноза возможной неудачи терапии первой линии. Поэтому теперь терапия второй линии предусматривается одновременно с первой. В результате можно более удачно комбинировать антибактериальные средства между собой.

Маастрихтское соглашение 2-2000 определило препараты для эрадикации, их дозы и возможные схемы антигеликобактерной терапии, количество которых значительно сокращено. В терапии первой линии предложено использовать только две пары антибиотиков, для терапии второй линии из антибактериальных средств рекомендованы только тетрациклин и метронидазол.

Терапия первой линии

  • Базисный антисекреторный препарат — блокатор протонной помпы (который при непереносимости можно заменить ранитидином или висмута субцитратом) в стандартной дозе 2 раза в день.
  • Антибиотики — кларитромицин в дозе 500 мг 2 раза в день в сочетании с амоксициллином в дозе 1000 мг 2 раза в день или метронидазолом в дозе 500 мг 2 (3) раза в день.

Таким образом, в схеме первой линии терапии используются всего 3 препарата, благодаря чему она получила название тройной. Тройная терапия применяется курсом не менее 7 дней.

При планировании эрадикации с учетом возможной неудачи лучше использовать кларитромицин в сочетании с амоксициллином, чем с метронидазолом, так как последний предлагается в схеме второй линии.

Терапия второй линии

  • Базисный антисекреторный препарат — блокатор протонной помпы в стандартной дозе 2 раза в день.
  • Препарат висмута — висмута субсалицилат или висмута субцитрат (де-нол) в дозе 120 мг 4 раза в день или 240 мг 2 раза в день.
  • Метронидазол 0,5 г. 3 раза в день (1,5 г. в сутки).
  • Тетрациклин 0,5 г. 4 раза в день (2 г. в сутки).

В схеме второй линии используются 4 препарата одновременно, поэтому она называется квадротерапия. Минимальный ее курс также составляет 7 дней. При наличии противопоказаний к препаратам висмута или непереносимости их исключают из схемы, и вторая линия тоже становится тройной терапией — блокатор протонной помпы, метронидазол и тетрациклин. При отсутствии эффекта от второго курса эрадикации подбор дальнейшего лечения определяется индивидуально для каждого пациента.

Эрадикация геликобактер пилори должна быть подтверждена каким-либо методом лабораторной диагностики, как уже отмечалось, «золотым» стандартом в данном случае является дыхательный тест, однако, если этот способ недоступен, можно воспользоваться и морфологическим исследованием биоптатов слизистой оболочки желудка. Контроль следует осуществлять не ранее чем через 4-6 недель после окончания эрадикации, причем на протяжении этого времени пациент не должен принимать каких-либо антибактериальных препаратов. Если слизистая оболочка желудка продолжает оставаться обремененной геликобактер пилори, нужно вторично провести эрадикацию и вновь через 4-6 недель выполнить контрольное исследование.

В идеале цель эрадикационной терапии представляет собой показатель 90 %-ной элиминации инфекции, рассчитанный по отношению к числу больных, правильно выполнивших все рекомендации по приему препаратов (в Маастрихтском соглашении 2-2000 используется термин «выполнившие протокол» — per protocol). На практике врачи получают более низкий процент эрадикации геликобактер пилори. Как правило, указываются две объективные причины подобной ситуации: несоблюдение пациентом всех медицинских предписаний, в том числе пропуски в приеме препаратов, а также появление штаммов геликобактер пилори, устойчивых к применяемым антибиотикам.

Несоблюдение пациентом «протокола» терапии может быть вызвано не только низкой готовностью к сотрудничеству с врачом, но и развитием отрицательных побочных эффектов при приеме лекарственных средств. Тройная терапия с использованием блокаторов протонного насоса, рекомендованная Маастрихтским соглашением 2-2000, относительно легко переносится пациентами, а выраженные побочные эффекты, из-за которых больные вынуждены прерывать прием препарата, встречаются достаточно редко. Большим плюсом тройной терапии, который существенно облегчает ее «выполняемость», является двукратный режим приема медикаментозных средств в течение дня, как правило, утром и вечером. В таких условиях даже пациенты, которые продолжают работать, способны соблюдать режим и не пропускать прием.

Очень остро стоит проблема устойчивости геликобактер пилори к антимикробным препаратам. В нашей стране на первом месте находится количество штаммов бактерий, устойчивых к метронидазолу, число которых продолжает расти. Устойчивость к кларитромицину и нескольким препаратам сразу встречается значительно реже по сравнению со странами Европы, однако тоже обнаруживает тенденцию к увеличению. Поэтому основной вопрос заключается в выборе препаратов второй линии после неудачного первого курса эрадикации, который назначают в соответствии с рекомендациями Маастрихтского соглашения.

Как правило, после неудачного первого курса у геликобактер пилори формируется вторичная устойчивость либо к кларитромицину, либо к метронидазолу, в зависимости от того, какой антибиотик применялся. К амоксициллину устойчивость развивается чрезвычайно редко, так же как и к тетрациклину. Квадротерапия предусматривает использование препаратов с минимальной устойчивостью к ним геликобактер пилори — блокатора протонного насоса, препарата висмута, к которым не развивается привыкание, и тетрациклина. Метронидазол во второй линии рекомендуется использовать в повышенной дозе — 1,5 г. в сутки, что, по мнению некоторых специалистов, снижает устойчивость бактерий к данному средству. Однако параллельно усиливаются его побочные эффекты, что субъективно тяжело переносится больными.

Для того чтобы оставить в резерве метронидазол и использовать его в схеме квадротерапии при неэффективности первого курса эрадикации, предпочтительнее применять следующую схему первой линии: блокатор протонной помпы + амоксициллин + кларитромицин. В таком случае вторая линия терапии с учетом рекомендаций Маастрихтского соглашения выглядит так: блокатор протонной помпы + препарат висмута + тетрациклин + метронидазол. В целях повышения показателей эрадикации продолжают обсуждаться возможные замены антибиотиков, рекомендованных Маастрихтским соглашением 2-2000.

Вместо метронидазола предлагается использовать фуразолидон, к которому нет устойчивости, да и субъективно он переносится значительно лучше. Кроме того, кларитромицин в некоторых исследованиях заменяется азитромицином (другим препаратом из группы макролидов), дискутируется возможность применения таких препаратов, как рифабутин (антибиотик с противотуберкулезной активностью) и левофлоксацин.

В Маастрихтском соглашении 2-2000 особо подчеркивается, что после удачного проведения эрадикации геликобактер пилори и при неосложненном течении язвенной болезни дальнейшее назначение антисекреторных препаратов не требуется. С экономической точки зрения такой подход очень выгоден, так как затраты пациентов на лекарства резко сокращаются. Однако в ряде случаев поддерживающее лечение остается необходимым или желательным, например если больной отказывается прекратить табакокурение, либо вынужден принимать препараты из группы нестероидных противовоспалительных средств (НПВС), либо если заболевание вообще не ассоциировано с геликобактерной инфекцией.

В последнем случае необходима особо тщательная диагностика с исследованием не 1-2, а 4-6 биоптатов слизистой оболочки желудка. При исключении геликобактерной природы заболевания (что, как уже отмечалось, случается достаточно редко) основными средствами терапии являются препараты, снижающие кислотность желудочного сока, то есть антациды современных генераций (маалокс), блокаторы Н2-рецепторов гистамина и блокаторы протонной помпы.

Противорецидивная терапия показана и пациентам с осложненным течением язвенной болезни, например с перфорацией язвы в прошлом, а также в случаях, когда, как минимум, 2 попытки эрадикации геликобактер пилори потерпели неудачу. В качестве профилактики обострений применяются уменьшенные (половинные) дозы антисекреторных препаратов, то есть 10 мг омепразола или рабепразола 1 раз в сутки, как правило, на ночь либо 150 мг ранитидина также однократно на ночь. В результате частота обострений в течение первого года снижается до 15%.

Схемы приема препаратов с целью профилактики развития обострений язвенной болезни могут быть различными. Более эффективен ежедневный прием указанных доз, однако с целью уменьшения возможных побочных эффектов широко применяются прерывистые схемы — «поддерживающее самолечение» или терапия «по требованию», когда пациент по своему самочувствию сам определяет потребность в лечении. Существует и методика «терапии выходного дня», когда прием поддерживающих доз препаратов осуществляется с пятницы по воскресенье включительно, а с понедельника по четверг пациент «отдыхает». Схемы прерывистого противорецидивного лечения несколько менее эффективны, частота обострений при такой терапии составляет 30-35%.

Несмотря на успехи и достижения в профилактике обострений язвенной болезни, остаются пациенты с частым развитием рецидивов заболевания. Как известно, при частых обострениях — 2 раза в год — консервативная терапия считается неэффективной (так же как и при отсутствии рубцевания язвы в течение 12 недель непрерывного лечения), и больному предлагается оперативное вмешательство. При язвах желудка выполняют вмешательство в объеме субтотальной резекции желудка. При локализации язвы в двенадцатиперстной кишке можно применять ваготомию в сочетании с антрэктомией (низкий процент рецидивов, но частые послеоперационные осложнения) или пилоропластикой, а также изолированную ваготомию (проксимальную или селективную), при которой практически не бывает осложнений, но возможны рецидивы.

Многочисленные исследования, проведенные у больных с часто рецидивирующими язвами, показали, что причин такого течения заболевания несколько. На первом месте находится обремененность слизистой оболочки желудка геликобактер пилори, затем прием препаратов из группы нестероидных противовоспалительных средств (НПВС), наличие в прошлом осложнений язвенной болезни (обычно кровотечений и перфораций), отказ пациента прекратить употребление крепких спиртных напитков, бросить курить, а также нерегулярный прием рекомендованных препаратов.

Таким образом, в целях снижения частоты рецидивов следует провести эрадикацию геликобактерной инфекции (в результате процент обострений в течение года снижается с 70 до 4-5, кроме того, как уже отмечалось, уменьшается и количество осложнений). При язвенной болезни с доказанным отсутствием геликобактер пилори следует рекомендовать длительную (ежедневную) поддерживающую терапию одним из антисекреторных препаратов. Если обострения связаны с регулярным приемом нестероидных противовоспалительных средств (аспирина, индометацина, ибупрофена, диклофенака и пр.), можно также рекомендовать прикрытие из антисекреторных препаратов (блокаторов протонной помпы) или мизопростола (гастропротекторного простагландина) либо, что лучше всего, заменить НПВС парацетамолом или одним из новых противовоспалительных и обезболивающих средств — блокаторов циклооксигеназы (ЦОГ-1 или ЦОГ-2), например кетанолом или целекоксибом.

Важная роль принадлежит и четкому выполнению пациентом всех врачебных рекомендаций, включающих не только режим и дозы приема препаратов, но и прекращение употребления алкоголя (особенно крепких спиртных напитков), а также отказ от курения, так как оно негативно влияет на течение язвенной болезни, препятствует излечению заболевания и усиливает его рецидивы. Очень большое значение имеет и лечебное питание, роль которого в последнее время незаслуженно преуменьшена. Как известно, желудочно-кишечный тракт контактирует с внешней средой посредством поступающей в него пищи. Чтобы облегчить состояние поврежденного органа (желудка или двенадцатиперстной кишки), пища должна быть адаптирована к его потребностям, что и достигается за счет назначения соответствующей диеты.



Перевод | transfer